Green City
Бизнес-школа Green City
Программа MBA
Executive MBA
Новости бизнес-школы
Расписание занятий MBA
Отдых в Green City
Мини-гольф
Книги для бизнеса
Журнальная рубрика
Пресса о нас
Лица
Контакты
Заявка на получение МВА-образования
Отзывы
Голосования

День открытых дверей
Челябинск
SunBox
spirtno



Вход для пользователей




Copyright © 2006 Green City
Открыт набор на программу Executive МВА Лучшее предложение для лидеров бизнеса
Главная | Карта сайта | | Версия для печати

"Уравнение обмана"

Андрей Соломатин "Профиль", 24 марта 2008 год

Одним из ключевых элементов монетарной теории является уравнение Фишера. Выражение МV = РQ впер­вые было им опубликовано в феврале 1911 года в книге «Поку­пательная  способ­ность денег». Под М понимается средняя (за год) сумма денег в обраще­нии, Р — цена каждого вида товара и услуг («благ»), Q — количество каждого вида товара и услуг. Вообще-то перед РQ должен стоять знак суммирова­ния по каждому виду  «благ», но поскольку не все экономисты в 1911 году обладали глубокими знаниями высшей математики, для простоты знак «сигма» опущен (Фишер оговаривает это в отдель­ном замечании).

 

Пареная репа

Интересно, а как Фишер определяет величину V? Очень просто: V — «важная величина, называе­мая скоростью обращения или бы­стротой оборота, представляет со­бой простое частное, получаемое от деления суммы денежных плате­жей за блага в течение года на сред­нюю сумму денег в обращении, при посредстве которой эти платежи бы­ли произведены».

Отсюда мы видим, что V не что иное, как РQ/М.

Таким образом, хотя уравнение Фи­шера и называется «уравнением», на са­мом деле представляет собой тождество. Смысл тождества Фишера сводится к следующей истине: стоимость товаров и услуг, проданных за год, в точности рав­на стоимости проданных за год товаров и услуг.

Тождество Фишера позволяет решать практически важные экономические за­дачи. Если, допустим, я купил в магази­не «А» в 7.00 утра одну бутылку водки и потратил на покупку 130 рублей, из то­ждества Фишера следует, что цена бу­тылки водки в магазине «А» в указанное время составляла 130 рублей. Но можно решать и гораздо более сложные задачи. Например, если я купил в магазине «Б» две бутылки водки и заплатил за покупку 284 рубля 48 копеек, из тождества Фише­ра следует, что цена одной бутылки вод­ки в магазине «Б» составляла 142 рубля 24 копейки.

Мы видим, что тождество Фишера от­личается логической безупречностью и исключительно высокой математиче­ской точностью. Метод, разработанный Фишером еще в 1911 году, позволяет нам, в далеком 2008-м, определять текущую цену любого товара в любом магазине мира! Достаточно купить некоторое ко­личество товара данного вида и поделить потраченную сумму денег на количество купленного товара. К сожалению, если просто спросить цену товара у продавца или прочитать ценник, метод Фишера перестает работать. В этом случае и сумма покупки, и количество товара равны нулю, и мы сталкиваемся с не определенностью 0/0.

 

Горящие деньги лохов

Интересно, а известен ли экономиче­ской общественности тот очевидный факт, что уравнение Фишера на са­мом деле является тождеством и не может служить доказательством че­го-либо? Набираем в Googlе:

а) «уравнение Фишера» — 726 попада­ний;

б) «уравнение обмена» — 7630;

в) «основное уравнение количествен­ной теории денег» — 67;

г) «тождество Фишера» — 8.

Оказывается, «экономическая наука» лжива и продажна. Она не столько занята поиском истины, сколько защитой инте­ресов своего главного спонсора — финансового капитала.  Псевдоуравнение Фишера наиболее распространенный ар­гумент в пользу расширения денежной массы, то есть инфляции. Очевид­но, что инфляция выгодна банкам — она позво­ляет им присваивать сбережения лохов. Сбережения лохов сгорают, и для расширения бизнеса лохам приходится брать кредиты – то есть выкупать у банков собственные сбережения. Инфляция сжигает оборотный капитал, и лохи опять вынуждены выпрашивать у банка кредиты. Лохи оказываются в неоплатном долгу перед банками и радостно повизгивают, когда банки их имеют, - что угодно, только не дефляция! Дефляция – это ужасно! Дефляция может привести к падению цен на недвижимость! Недвижимость станет доступной не только представителям финансовой элиты, но и всяким там химикам-токарям-пекарям. А разве они заслужили? Дефляция приведет к тому, что бизнесом начнут заниматься самозванцы с улицы за счет собственных сбережений, причем в ущерб тем достойным людям, которые получили благословение банков в форме доступа к кредитным ресурсам. Без руководящей и и направляющей роли финансовой сис­темы экономика станет стихийной и ры­ночной, что чревато коммунистическим переворотом.

Давайте теперь посмотрим, должна ли расти экономика, то есть ВВП, в денеж­ном выражении, так как «уравнение» Фишера доказательством этого не яв­ляется.

В мировой экономике производство равно потреблению, и среднедушевое по­требление не может превышать средне­душевое производство. Усредненный ра­ботающий человек потребляет меньше, чем сам же производит (не все люди на земле участвуют в процессе про­изводства, но все участвуют в процессе потребления). Так что если ВВП изме­рять в единицах труда человека, то сред­недушевой ВВП упал по сравнению с ка­менным веком. В первобытном обществе в процессе производства не участвовали только совсем малые дети, а в наше вре­мя из процесса производства исключены еще и студенты, пенсионеры, инвалиды и множество различных «паразитов».

Но деньги как раз и являются средст­вом измерения труда. Деньги представ­ляют собой ценность для каждого чело­века только по той причине, что другие люди готовы за эти деньги работать. Деньги никому, кроме людей, не нужны. Каждый потраченный в экономике рубль в конечном счете превращается в чью-то зарплату. Бог не  требует с людей денег за аренду Земли и не берет взяток в погаше­ние грехов. А если вы дадите 100 рублей голодной бродячей собаке, она на вас обидится.

Для каждого человека важно не коли­чество денег, а пропорция между его до­ходом и ценами потребляемых им това­ров. Я лично согласен работать за $20 в день, если покупательная способ­ность доллара вырастет в 10 раз. Соот­ветственно, если рост производства и требует роста денежной массы, то скорость этого роста ниже, чем ско­рость роста населения.

С 1960 по 2005 год население США вы­росло примерно вдвое, а денежный агре­гат МЗ — в 34 раза. МЗ — это только вер­шина айсберга. Например, в МЗ не вхо­дят казначейские обязательства США, которые многие вполне справедливо на­зывают «кэшем». Разговоры об усложне­нии технологических процессов несостоятельны, большую часть этого времени в США шла деиндустриализация — ре­альное производство переводилось в страны с низким уровнем издержек. Опять же, технологические процессы упростились — мобильный телефон гораздо проще в изготовлении, чем радиопередатчик «Север».

Курица или яйцо

Вернемся к мнению, что «дефля­ция и/или безработица» — худ­ший вариант, чем рост денежной массы. Но давайте для начала раз­беремся с элементарным вопро­сом — является ли дефляция при­чиной  экономического  кризиса или же его следствием.

 С точки зрения бухгалтера, экономический кризис состоит в том, что большинство предприятий страны выхо­дят на убыток: выручка   этих предприятий оказывается ни­же, чем издержки, связанные с получением выручки. Что в этом случае происходит с денеж­ными агрегатами? Да­вайте отметим следующий ню­анс. К МО относятся только на­личные  деньги   —  банкноты и монеты. Но в МО входят не все банкноты и монеты, а лишь та их часть, которая находится на руках у населения. Те же банкноты, ко­торые лежат в кассах банков и в ка­значейских хранилищах, в МО не входят.

В условиях кризиса перепроиз­водства происходит следующая вещь. Как только директор убы­точного  предприятия  получает выручку, он тут же относит ее в банк. У убыточного предпри­ятия много долгов. Если их не платить, можно нарваться на пени, штрафы, судебные иски, могут от­ключить электричество и отопле­ние. В условиях кризиса директор и бухгалтер предприятия воруют гораздо меньше, чем обычно. Хозя­ин предприятия вместо того, чтобы обналичивать деньги предприятия и тратить их на свое потребление, на­
оборот, приносит из дома свои сбе­режения и вкладывает их в кассу. Сокращается персонал, уменьшается фонд оплаты труда. У убыточных предприятий много причин для того, чтобы отне­сти деньги в банк, и мало законных оснований для то­го, чтобы полу­чить деньги из банка. В этих условиях кассы банков перелимичиваются и деньги уходят в казначейство,  где лежат мертвым грузом. Аналогично происходит и с безналичными деньгами М1 –МО. Деньги «зависают» на корреспондентских счетах банков в ЦБ. Банки
не хотят выдавать кре­диты убыточным предприятиям, а те банки, которые это делают, сами выходят на убытки.

Для выхода из дефляции нет необ­ходимости печатать новые банкноты. Достаточно перетащить мешки с банк­нотами из казначейского хранилища в кассы предприятий. Для этого надо всего-навсего выдавать убыточным предприятиям кредиты. А еще лучше делать это загодя, при первых призна­ках рецессии. Коммерческие банки охотно на это идут, если за их спиной стоит сверхмощный ЦБ, у которого всегда есть деньги. Долги убыточных предприятий превращаются в ценные бумаги, и эти бумаги уходят в свобод­ное плавание — ликвидность их слабо зависит от реаль­ного состояния дел эмитентов и под­держивается кредитной эмиссией. Если эмитент бумаг уж совсем неприлично обделается, ЦБ найдет способ ском­пенсировать коммерческим банкам их потери.

Мы видим, что дефляция является скорее следствием убыточности пред­приятий (то есть экономического кри­зиса), чем его причиной. Экономика выплевывает излишнюю денежную массу. Монетаристы нагло врут, когда утверждают,  что лечат экономику расширением денежной массы. Они лучат экономику выдачей кредитов убыточным (или потенциально убыточным) предприятиям. А рост денежной массы является уже следствием кредитной эмиссии.

Понятно, что раздача кредитов в условиях замкнутой экономики не приведет к положительному результату. Но Федеральная резервная система ( ФРС) США выдает в виде кредитов не просто деньги, а мировые деньги, за которые народы других стран пока ещё согласны поставлять свои ресурсы, главный из которых – труд. Это (пока) позволяет (или позволяло?) предприятиям США решать свои проблемы за счет других стран и народов.

 

О сбережениях обезьян, матросов и проституток

Нам осталось разобраться совсем с про­стым вопросом: из-за чего происходят кризисы перепроизводства?

Очень давно, в доисторические време­на, на лесной поляне сидела человеко­образная обезьяна и мучительно решала сложнейший вопрос. За день тяжелого труда обезьяна собрала пару горстей зер­на. Можно сожрать это зерно прямо сейчас и ненадолго заглушить чувство голода. А можно поставить красивый и дерзкий эксперимент — расковырять поляну палкой-копалкой и посеять зер­но в землю. В тот самый момент, когда обезьяна окончательно решилась на проведение этого эксперимента, она превратилась в человека, и именно с этого момента началась история чело­веческой цивилизации.

Источником развития цивилизации, начиная с первого посеянного зерныш­ка и вплоть до отмены золотого стандар­та, являлись сбережения. Под сбереже­ниями мы понимаем: для предпри­ятий — капитализированную часть при­были, для домохозяйств — разницу между доходами и расходами, для прави­тельства — профицит бюджета. Боль­шую часть прибыли купец тратил не на удовлетворение сиюминутных прихотей и похотей, а на развитие своего пред­приятия. Приказчик откладывал часть своего жалованья, рассчитывая в зрелом возрасте открыть свое дело. Правитель­ство стремилось свести бюджет с профи­цитом, дабы оставить в экономике боль­ше сбережений.

Сбережения — это та часть ресурсов, которую общество в целом может потра­тить на развитие производитель­ных сил. Сбере­жения могут су­ществовать в ви­де приращения как материальных, так и финансовых счетов. Но даже если сбе­режения существуют в денежной форме, за ними изначально стоит овеществлен­ный труд. Сбережения проститутки пред­ставляют собой часть сбережений ее кли­ентов — например, матросов китобойно­го судна. А за сбережениями матросов стоят созданные ими материальные ре­сурсы.  В условиях золотого стандарта можно украсть сбережения других лю­дей, но невозможно создать сбережения из ничего.

Существует мнение, что капиталистическая экономика отвратительна по той причине, что буржуи присваивают прибавочную стоимость и тем самым грабят наемных работников. Но на самом деле капиталист при­сваивает не всю прибавочную стои­мость, а лишь ту ее часть, которую тратит на личное потребление. Большую часть прибавочной сто­имости капиталист вынужден ре­инвестировать в производство, то есть тратить ее на развитие про­изводительных сил сего общества. В литературе описано немало слу­чаев, когда капиталисты ограничивали свое потребление на крайне низ­ком уровне. Дело доходи­ло до того, что некоторые финансовые капиталисты умирали от голо­да, лежа на сунду­ках с золотом. Часто случалось, что потребление пла­менного революцио­нера превышало по­требление махрового буржуя, что, безусловно, справедливо.

Капитализм отвратителен по другой причине: капиталисты — отвратительные инвесторы. Ко­нечно, каждый капиталист — ра­чительный хозяин, который сумеет заставить наемных работников вкалывать до седьмого пота. Но конкуренция между капитали­стами приводит к тому, что сбере­жения используются крайне неэф­фективно, а часто просто во вред обществу.

 

Вам гроб с кондиционером или без?

Допустим, в городе N имеется два предприятия по производству гро­бов и оказанию ритуальных услуг. Эти предприятия полностью пере­крывают потребности города в дан­ном виде сервиса. Но в один прекрасный момент некто взял кредит и от­крыл третье предприятие такого же про­филя. Возникает интересный вопрос — вырастет ли ВВП города N?

С одной стороны в натуральном выра­жении, объем услуг остался прежним — этот объем зависит от смертности в горо­де, а не от количества похоронных бюро. Рекламные технологии пока не позволя­ют существенно повысить уровень смертности населения. Можно, конеч­но, отстреливать состоятельных горо­жан, но нет никаких гарантий, что их трупешники достанутся нам, а не нашим конкурентам.

Но, с другой стороны, издержки в этом секторе бизнеса выросли. Из­держки делятся на постоянную и пере­менную части. Если издержки каждой конторы составляют c+v x D, где D — количество клиентов, то издержки трех контор составят 3 х с +v x D. Либераль­ные экономисты скажут, что цены на ритуальные услуги упадут — предложе­ние увеличилось, а спрос остался преж­ним. Но мы с вами психически здоро­вые люди и понимаем, что так не быва­ет. Раз выросли издержки, вырастут и цены — если они и упадут, то потом, в острой стадии кризиса перепроизвод­ства. Взамен покойники города N по­лучат значительное улучшение качест­ва предоставляемых услуг и широчай­ший ассортимент ритуальных товаров. Появятся гробы самой необычной фор­мы и самых знойных расцветок — по­гребальные конторы наймут модных дизайнеров. Можно будет купить гроб с кондиционером, а можно — на коле­сиках, с двигателем в 800 лошадиных сил. Многочисленные менеджеры и ре­кламные агенты будут предлагать бере­менным заключать эксклюзивные до­говора на погребение их будущего ре­бенка прямо сейчас, до его рождения, с зачислением денег на накопительный погребальный счет. В дело вступят мар­кетологи и финансисты — они приду­мают системы оптовых скидок и раз­личные бонусы клиентам. Со временем погребальные счета секьюритизируются и начнут котироваться на биржах, в результате чего спекулянты получат прибыль.

Так что ВВП города N вырастет. Но при этом сократятся сбережения жи­телей. Те ресурсы, которые могли бы пойти на фундаментальные научные ис­следования, образование, развитие тех­нологий и производства, ушли на улучшение качества смерти. А в качестве до­полнительных бонусов общество полу­чило массовое обыдлячивание и потре­бительский идиотизм.

 

Долги наши тяжкие

Вы скажете, что кризисов перепроизвод­ства в современном мире давным-давно нет и ученые-экономисты  (во  главе с финансовым капиталом) навсегда ре­шили эту проблему. Я отвечу на это, что хотя проблема экономических кризисов и была решена, но лишь на некоторое время, и это время стремительно истекает именно сейчас, на на­ших с вами глазах. Эле­ментарные   расчеты, проведенные мной в предыду­щей статье, пока­зывают, что начиная с 1968 года изменился источник развития эко­номики США. В 1968 году ФРС  США начала уни­кальный, доселе невидан­ный в истории эксперимент. Несколько тысяч лет, вплоть до 1968 года, ошибочно считалось, что для развития производитель­ных сил общества необходи­мы ресурсы. Есть, напри­мер, строители, которые совершенно необоснованно утвер­ждают, что якобы для строительства дома необходимы кирпич, бетон, арматура и пр. Не верьте им! Аме­риканские финансисты убедитель­но опровергли эту глупую точку зрения! Раз для развития экономики в целом во­все   не   требуется  никаких  ресурсов, то тем более они не нужны для строи­тельства какого-то дома! Амери­канские финансисты нашли но­вый источник развития — долги субъектов экономики друг другу!

Конечно, вы мне не поверили. Я сам в это не могу поверить. Я перепроверял расчеты раз восемь.  Такого просто не может быть! Может, офици­альные данные правительства США представляют собой наглую ложь, а на самом деле там все гораздо лучше? Может, на экономику США тайно ра­ботают маленькие зеленые чело­вечки и создают изобилие това­ров   и   услуг,   а   правительство США скрывает этот факт от об­щественности?

Например, в 2005 году нераспределен­ная прибыль нефинансовых корпора­ций, финансового сектора и профицит бюджета местных правительств состави­ли в сумме $432,1 млрд. Федеральным правительством и домохозяйствами бы­ло потрачено $437 млрд. Итого сбереже­ний — минус $4,9 млрд (это если акку­ратно     подсчитать,     без    приписок, а с приписками — плюс $7,2 млрд). При этом сумма прироста задолженно­стей всех секторов экономики составила $4510,8 млрд. Закроем глаза и задумаемся. Бедный Абрам и бедный Джон положили на банковский депозит все, что зарабо­тали, — минус $4,8 млрд. Под залог этого депозита финансовая система США создала кредиты, и теперь Аб­рам должен Джону пару триллио-Л  нов,   а  Джон  Абраму  тоже   пару Ш   триллионов, а вместе они могут ку­пить у остального мира ресурсов на сумму $5 трлн. Казалось бы, Джон с Абрамом купили у остального мира товары задешево. Так продай их в США задорого и заработай прибыль. Но в рыночной экономике не так все просто. Уровень издержек в эко­номике США настолько высок, что прак­тически любой вид реальной деятельно­сти убыточен. Нужно еще компенсиро­вать убытки, которые возникнут от пере­продажи импортных товаров, то есть раз­ницы между продажной и покупной це­ной импортного товара недостаточно для оплаты толп менеджеров, продавцов, ре­кламных агентов и пр. Поэтому Джон с Абрамом нико­гда не возвратят взятые в 2005 го­ду $4510,8 млрд. Долг Джона и Абрама только растет, причем со скоро­стью ~$5 трлн в год. Помимо дерьма ос­тальной мир должен оплачивать еще и ложку.

 

Аудитор с утюгом, или Стоит ли долларка выделки

В традиционной экономике сначала про­изводится товар, а затем возникают де­нежные сбережения, причем только в том случае, если выручка от реализации товара превышает расходы на его произ­водство и продажу (объем полученных ресурсов превышает объем затраченных). В этом случае за деньгами стоят реальные ресурсы.

В случае с так называемым долларом США последовательность событий пря­мо противоположная.  Посмотрим на сводный баланс экономики США. С 1771 по конец 2005 года сумма сбережений составила $29 363 млрд (все оценки — в долларах в 2000 году), из них потрачено на приобретение производственного имущества (здания, сооружения, оборудова­ние, производственные запасы, софт) и потребительских товаров длительного пользования только за период с 196 по 2005  год $54 710 млрд.

Согласно либеральным предста­влениям,  современные   деньги представляют собой   разновид­ность складских расписок. Ну какие же это складские расписки? На складе эмитента долларов от­рицательный остаток ресур­сов. На складе эмитента долла­ров безумная не­достача. Свер­хмощная    эконо­мика  США  —  не производитель, а по­требитель. Вы пише­те: «А стоит один дол­лар столько, сколько на него можно купить товаров — не больше и не меньше». Стоимость товара, который вы можете купить за доллары у эмитента долларов, отрицательна. По этой причине доллары США деньгами не являются.

У нас, в микроэкономике, в та­ких случаях к эмитенту расписок направляют бригаду аудиторов, оснащенную утюгами и паяльни­ками. В макроэкономике посту­пают по-другому. Американские кладовщики вежливо говорят: поезжайте на другой склад. На­пример, на складе РФ временно исполняют обязанности кладов­щиков очень глупые и подлые лю­ди, и они вам за наши расписки отгрузят все, что угодно — хоть свою собственную маму, если, ко­нечно, она вам нужна. Можете по­ехать и в Китай — там на складе сидят умные и хитрые ребята, им пока выгодно продавать за наши доллары свой труд.

Доллар США — это некий финансо­вый актив. Давайте гипотетически оце­ним его стоимость, рассматривая США как единое предприятие. Остаток фи­зического имущества, вовлеченного в коммерческий оборот, на конец 2005 года с учетом амортизации составил $32 218 млрд (еще раз подчеркну — это имущество только по документам при­надлежит субъектам экономики США, большая его часть куплена на сбереже­ния, украденные у других стран). Сум­ма сбережений субъектов экономики США составляет $29 363 млрд. Имуще­ство, приобретенное за счет сбереже­ний, имеет собственника. Частные предприятия по долгам ФРС и прави­тельства США не отвечают. Если вы пришли банкротить предприятие, вы не имеете никаких прав на имущество сотрудников. Вам без разницы, сколь­ко денег шофер должен бухгалтеру — они разберутся сами. В наличии произ­водственные запасы и товары длитель­ного пользования, вовлеченные в ком­мерческий оборот, — на сумму $2855 млрд. Так что на финансовые ак­тивы общей стоимостью $103 722 млрд (по стоимости затрат на их приобрете­ние в долларах в 2000 году) приходится физического имущества на сумму $2855 млрд.

Правда, есть один неприятный ню­анс. На балансе предприятий США не отражаются срочные контракты. Фью­черсы появляются на балансе внезап­но, в тот самый момент, когда по ним нужно платить. Фьючерсный контракт представляет собой намерение сторон в будущем купить/продать некоторый актив по определенной цене в опреде­ленном количестве. Понятно, что «на­мерение» не приводит к каким-либо проводкам в балансе. Если я заключил контракт на поставку 27.03.2008 10 тонн золота по цене $300 за унцию, до 27.03.2008 я живу спокойно: дыра в моем балансе появится именно 27.03.2008.

Но давайте не будем драматизировать ситуацию и не будем учитывать деривативы, тем более что общая их стоимость невелика — всего-то несколько квадрил­лионов долларов. Почему мы должны думать о плохом?

Абсолютно неправы демагоги, называ­ющие доллары США резаной бумагой.

Как известно, себестоимость изготовле­ния 100-долларовой купюры составляет 11 центов. Но доля физического имуще­ства экономики США, приходящаяся на эту купюру, равна $2,75! На каждую 100-долларовую купюру приходится в 25 раз больше имущества, чем стоит ее из­готовление!

А вот однодолларовые купюры пред­ставляют собой типичную полиграфиче­скую продукцию. Себестоимость их из­готовления превышает стоимость стоя­щего за ними имущества. Это роднит од­нодолларовые купюры с золотыми чер­вонцами. Стоимость золотого червонца равна стоимости золота, потраченного на его изготовление, а стоимость бумаж­ного доллара практически равна стоимо­сти потраченной на его изготовление бу­маги и краски.

Так что доллары США не имеют прак­тически никакого ресурсного обеспече­ния внутри США. Стоимость доллара США обусловлена исключительно тем обстоятельством, что народы других стран пока готовы поставлять за них свои ресурсы.

Давайте воспользуемся передовым опытом и сделаем друг друга богатыми и счастливыми. Я человек не жадный и готов отслюнить вам миллиард рублей. Но поскольку у меня нет миллиарда руб­лей, поступим так: я нарисую красивую бумажку, на которой напишу: «Выдать предъявителю сего 1 000 000 000 рублей 00 копеек». А вы, в свою очередь, прода­дите ее за кэш какому-нибудь либералу. А почему бы и нет? Я гораздо богаче, чем весь американский народ, вместе взя­тый, — у меня нет таких долгов, как у не­го. Я более солидный эмитент, чем ФРС, и, следовательно, моя портянка гораздо лучше их баксов. Понятно, что нарисо­ванная мной бумажка ни к чему меня не обязывает. Но точно так же напечатан­ные доллары ни к чему не обязывают и ФРС США.

Очевидно, что существующая сейчас финансовая система абсолютно ирраци­ональна. Вожди ФРС понимают это го­раздо лучше, чем мы с вами. Они плохо спят по ночам, и когда их никто не ви­дит, у них вовсю трясутся шаловливые ручонки. Единственный ресурс, кото­рый есть у ФРС, — это гнилые понты.

Но как этот бред вообще мог возник­нуть, и когда он закончится, и не сон ли это вообще? Вот об этом-то мы и пого­ворим подробнее в следующей публикации.
-

Россия, 603121, Нижний Новгород, к.п. Зеленый город, Агродом

Тел/факс: +7 (831) 438-78-47, 438-70-79, 438-70-47

Консультации у руководителя программы MBA:
286831419



лето